«Когда вы входите в помещение выставки, то сразу не можете сообразить, где вы находитесь…»
Эта выставка представляет из себя, как сказал современный «эстет», экстракт эмоционального искусства, где исполнители признают только эмоцию и ею заменяют все: мысль, форму и, пожалуй, самый рассудок.
Когда вы входите в помещение выставки, то сразу не можете сообразить, где вы находитесь: маленькие, полутемные, странно декорированные кабинеты, обилие сильно пахнущих цветов, — обстановка, как бы рассчитанная на то, чтобы посетитель сразу одурел и, утратив всякий критерий, ощутил ту эмоцию, которая лежит в основе творчества всей интересной компании. <…> Характер произведений загадочен,.названия — сильны.
Вот — «Предчувствие девы»1, вот «Гермафродит»2, вот «Увядающее солнце»3, «Преисторический пейзаж»4, сказки и сны, вроде «Человека с газелями»5 или «Кобылицы» 6. Тут же «Les esthetiques»7 и «Мои ночи: торжество в небе, бледные спящие, под шатром засыпающим» 8 и т. д. и т. д. А вот «Вулкан»9 (впечатление) и «Рождение дьявола»10и просто «Дьявол»11. <…> Форма совершенно соответствует содержанию, и в основу изображения кладется не знание и знакомство с техникой живописи, а все та же эмоция. Таким образом, в конце концов мы доходим до более точного определения выставки. Это — не выставка картин; здесь мы видим изображение эмоциональной каббалистики, выставку символических знаков, понятных лишь избранным.
С-н А.В. <А.В.Скалон>. Выставка «Голубой розы» // Русские ведомости 1907. №69 25 марта. С.5.
Московская выставка «Голубая Роза» (18 марта – 29 апреля 1907 г.; Мясницкая ул., дом Кузнецова).
Ист. — А. Крусанов. Русский авангард. Том 1. Книга 1.
Примечания:
1 – картина П.Бромирского;
2 – скульптура П.Бромирского;
3 – картина П.Кузнецова;
4 – панно Н.Милиоти;
5 – картина М.Сарьяна;
6 – картина М.Сарьяна;
7 – картина С.Судейкина;
8 – названия картин из цикла П.Уткина «Мои ночи;
9 – картина Н.Рябушинского;
10 – картина П.Кузнецова;
11 – картина Н.Феофилактова.