Бенуа А.Н. «Меня лично очень трогает эта храбрая бессмыслица…».
Неясные мечты нельзя выносить в народ. Это бессмысленно и нелепо. Меня лично очень трогает эта храбрая бессмыслица, в ней много романтической юности, нечто в корне дела очень милое и наивное. <…> Самые темы Кузнецова — приблизительны. Он едва ли сам понимает, что означает его гигантское панно «Упоение» (на котором мы видим, как в полусне, смутные тени двух женщин, держащих венок над лежащим на воде ребенком) или его «Утро любви». Не веришь, чтобы он что-нибудь понимал в этом не только рассудочным пониманием, но и пониманием мистическим, неопределимым. <…Кузнецов слишком быстро влюбляется в свои грезы, он боится их разрушить, приглядываясь к ним; он довольствуется полунамеками, надеется избегнуть какого-либо шаблона.
Рядом с храброй дерзостью искусства Павла Кузнецова — маленькие декоративные мотивы Милиоти звучат как коварный женский смех рядом с сочным мужским басом. <…> В своей дряблой манерности Милиоти достигает последних пределов и прямо даже становится мучительным, но в то же время он очень совершенен и очень красив. Самые безумные изощрения Врубеля — классически строги рядом с этими красочными гримасами. Но в этих гримасах чувствуется настоящий художник, настоящий знаток красоты.
Бенуа А. Выставка Товарищества Московских художников // Русские ведомости. 1906. № 115. 29 апреля. С. 4-5.
Выставка МТХ в Петербурге (6 января – 2 февраля 1905 г.; Академия художеств.
Ист. — А. Крусанов. Русский авангард. Том 1. Книга 1.